Ничто не ассоциируется с Сатанизмом сильнее, чем Черная Месса. Заявление о том, что самая богохульная из всех религиозных церемоний является ничем иным, как литературным вымыслом, требует, по крайней мере, объяснений, но ничего не может быть правдивее.

Популярная концепция Черной Мессы такова: отлученный от церкви священник стоит пред алтарем, который являет собой обнаженная женщина с раздвинутыми ногами и выставленным напоказ влагалищем, в каждой из протянутых рук сжимающая по черной свече, приготовленной из жира некрещеных детей; на ее животе стоит чаша с мочой (или кровью) проститутки. Перевернутое распятие висит над алтарем, а треугольные гостии из зараженного спорыньей хлеба или покрытая черными пятнами репа благословляются священником и макаются во влагалище женщины-алтаря. Затем, рассказывают нам, призывы к Сатане и различным демонам уступают место набору молитв и псалмов, прочитанных задом наперед и пересыпанных непристойностями - все это исполняется в 'защитной' пентаграмме, нарисованной на полу. Если появляется Дьявол, то он предстает в виде нетерпеливого мужчины с головой черного козла на плечах. После следуют такие действия, как самобичевание, сжигание молитвенников, куннилингус, феллацио и поцелуи в основном нижних конечностей тела - все под аккомпанемент сквернословных цитат из Библии и харканья на распятие! Если во время ритуала может быть убит ребенок – еще лучше; ведь всем известно, что это любимый вид спорта Сатанистов!
Если все это вам кажется отталкивающим, то успех репортажей с черных месс, призванных поддержать преданность лону церкви, легко понятен. Ни один 'порядочный' человек не мог не принять сторону инквизиции после рассказов о подобном богохульстве. Пропагандисты церкви хорошо исполняли свои обязанности, информируя публику о ереси и гнусностях, творимых язычниками, катарами, богомилами, тамплиерами и иже с ними; тех, кто из-за дуалистических философий и подчас Сатанинской логики подлежали уничтожению.
Рассказы о похищаемых Сатанистами некрещеных детях для использования их в мессах были эффективны не только в пропагандистском плане, но были и источниками обогащения церкви (имеется в виду плата за крещение). Ни одна христианская мать не могла, услышав эти истории о дьявольском киднэппинге, отказаться от должного и немедленного крещения своего ребенка.
Еще одна грань человеческой натуры проявлялась в том, что художник или писатель с похотливым воображением мог упражнять все свои самые непристойные фантазии в изображении деятельности еретиков. Цензор, в чьи обязанности входит ознакомление с порнографией для предупреждения других, является современным эквивалентом средневекового летописца непристойных деяний Сатанистов (и, конечно же, их современных журналистских двойников). Ходит слушок, что самая полная порнографическая библиотека в мире находится в Ватикане! Поцелуй зада Дьявола во время 'традиционной' черной мессы легко узнаваем как предшественник современного термина, используемого для описания того, кто через обращение к эго другого человека хочет добиться от него материальных выгод, Так как все Сатанинские церемонии были направлены на очень материальные цели, oscularum infame (поцелуй позора) рассматривался как символический жест, имеющий целью добиться скорее плотского, нежели духовного успеха.
Бытует мнение, что Сатанинская церемония или служба всегда называется Черной Мессой. Черная Месса НЕ является церемонией, практикуемой Сатанистами, Сатанист нашел бы ей только одно применение - в качестве психодрамы. Идя далее, следует отметить, что Черная Месса не обязательно подразумевает, что все ее участники - Сатанисты. По своей сути, Черная Месса - пародия на религиозную службу Римской Католической Церкви, но также может быть вольно переложена на сатиру в отношении любой другой религиозной церемонии.
Для Сатаниста Черная Месса в своем богохульстве ортодоксальных ритуалов не является чересчур далеко зашедшей. Службы всех сложившихся религий сами есть пародии на старые ритуалы язычников, поклонявшихся земному и плотскому. В попытках десексуализировать и дегуманизировать языческие веры, люди духовной веры позднее выправили оригинальные значения ритуалов и превратили их во вкрадчивые эвфемизмы, называемые теперь 'истинной мессой'. Даже ЕСЛИ бы Сатанист проводил каждую ночь, исполняя Черную Мессу, он не смог бы разыграть большую комедию, чем аккуратный посетитель церкви, бездумно присутствующий на своей 'Черной Мессе' -его личной мистификации искренних и эмоциональных ритуалов языческой древности.
Любая церемония, считающаяся Черной Мессой, должна была эффективно шокировать и оскорблять чувства людей, поскольку именно эти качества определяли успех ее использования в угоду церкви. В средние века хула на церковь была шокирующей. Теперь же, церковь уже не предстает в грозном обличье времен инквизиции. Традиционная Черная Месса более не является вызывающим спектаклем для дилетантов, коим она уже была однажды. Если Сатанист желает создать ритуал, дабы надругаться над неким установлением с целью розыгрыша психодрамы, он тщательно выберет тот, который нынче не модно пародировать. Тем самым, он наступит на настоящую священную корову.
Черная Месса сегодня могла бы состоять из издевательств над восточным мистицизмом, психиатрией, психодслическим движением, ультра-либерализмом и т. д, и т.п. Патриотизм нуждается в защите, наркотики и их гуру - в облитии грязью, бескультурные активисты – в обожествлении, а упадок экклезиастских теологий может получить Сатанинское ускорение.
Маг-Сатанист всегда был катализатором реакции для сплавления популярных верований, и в этом случае, церемония в виде Черной Мессы может послужить далеко идущим магическим целям.
--------------------------------------------------
The Satanic Bible, Anton Szandor La Vey